Вера в собственную правду

Истинный художник всегда отражает в своем творчестве собственное душевное состояние. Меняется настроение художника, и в том же направлении меняется характер его работ. По ним можно даже идентифицировать изменение условий жизни, целей и жизненных приоритетов художника. И наоборот, если характер работ не меняется, то можно с уверенностью предполагать, что неизменны обстоятельства жизни художника, и, видимо, неизменен на нее его взгляд. Таким образом, по работам художника можно судить (прочитать) о прожитой им жизни.

В конце 2005 года на Кузнецком, 20 прошла персональная выставка живописца Николая Тужилина, которую следует считать ретроспективной, поскольку были представлены работы от 60-х гг. до настоящего времени.

Н. Тужилин – ученик реалистической школы Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина. Суть его живописи состоит в смысловой образности, напряженности и, как это ни покажется в дальнейшем странным, в согласии с нашей жизнью.

Работы сорокалетнего периода отражают устойчивое твердое постоянство взгляда на жизнь, потому что смотрятся написанными единым духом, который принято называть духом шестидесятых: отсутствует оптимистичная конкретика соцреализма, доминирует общее тревожное чувство неустроенности, безвременья, рождающего непредсказуемые последствия. Преобладают серые тона, практически отсутствуют цветовые контрасты. Предметы как бы растворяются, разъедаются воздухом. Нет даже намека на сочность, чистоту и яркость тонов, совершенство формы. Ни одной красивой, даже просто добротной рамы, что подчеркивает неприязнь автора ко всякой изящности. Всё выражает жизнь в естественной борьбе с очередной напастью.

В основном это работы жанровые, бытовые и пленэрные, философия которых состоит в чувственном рассказе о повседневной, будничной жизни людей, а не героике пятилеток. Основное содержание любой работы составляют люди, либо их незримое присутствие. Даже пленэр служит обращением к натуральной, вросшей в природу жизни людей.

Небольшая работа «Проталины». Несмотря на все внешние различия и несопоставимости, она близка «Оттепели» Ф. Васильева по смыслу - это не признаки оттепели, весны, расцвета жизни, а бездорожье, очередная тягота жизни.

Та же тема в «Вечер. Черные дома» (1985). Опять бездорожье. Но ведь живут в этой непролазной хляби, а не просто существуют! Есть и здесь активная человеческая жизнь, хотя она мало чем отличается от жизни в древней российской глубинке, суровой и неустроенной.

Цельность экспозиции складывается из навсегда уверованной Н. Тужилиным правды в то, что люди – это ничем не выделяющаяся часть природы. Они ни лучше, ни хуже нее. Никакой прогресс не увеличит впитываемую ими энергию и не уменьшит выделяемую ими энтропию как философскую меру хаоса, оттого что не теряется впустую энергия: где-то ее убыло, а в чем-то ровно столько же прибыло.

Возможно, самой значимой является «Причал. Колокольня в Калязине» (1969): затопили собор; колокольня по пояс в воде; дорогу отвернули от храма и оборвали путь для пришедших и ищущих спасения людей. В каталоге выставки 1980 г. такая же работа, датированная 1973 г., названа «Проводы. 1941». Это название изменяет акценты, но не меняет сути: толпа на причале осиротела, и нет для нее дороги к храму, и нет надежды на радостную встречу с ушедшими.

«Похищение» (2003) – это не изящная эротическая гармония В. Серова: здесь рабоче-крестьянская крепкая телом Европа, как иносказание о России, еле удерживается на быке с символом серпа и молота в бушующей водной стихии. Плавание с коммунистическим Зевсом предсказуемо.

«Тархановские угодья» (1978) – чуть ли не единственная на выставке работа спокойного летнего состояния с копающимися в земле курами. Небольшие цветовые пятна стайки кур в поле, стиснутом нависающими космами зарослей вольного кустарника и деревьев, определенно указывают на активное человеческое присутствие, не мешающее, тем не менее, природе доминировать во всем.

«В порту» (1963) – малоформатная работа о рабочем трудовом ритме в затерянном уголке воды и земли. По силе цветового восприятия она напоминает водные пейзажи Марке и при этом имеет притягивающую неупорядоченную ритмику буднего дня.

Работа «Исток» (2003) интересна образным решением: тень от колокольни легла на стену воздуха, а не землю, будто сама колокольня оперлась своей тенью о воздух – проводник духовной связи.

Выставленные работы различны по силе вовлечения зрителя в их сюжет (так и хочется сказать – в их сценографию). Однако свобода мазка, живительная сущность наивности, дающая надежду даже в зрелости, незащищенность и вместе с тем приспособленность людей к труднейшим обстоятельствам, надежность природы, несмотря на людские выходки – вот жизнеутверждающие особенности живописи Н. Тужилина, даже с учетом полярности ее непраздничного цвета и умышленного несовершенства форм. В этом со всей полнотой проявляется стойкая вера в собственную правду жизни художника.

В.Жуков

09.01.06

Журнал "Юный художник"

Публикации
Archive